04:15 19 Ноября 2017
Прямой эфир
Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко, архивное фото

Каталония проголосовала, что дальше?

© Sputnik
Мнение
Получить короткую ссылку
Ростислав Ищенко
121 0 0

По итогам референдума за отделение Каталонии от Испании проголосовали 90,09% избирателей, против высказались 7,87% каталонцев

Колумнист Sputnik Беларусь Ростислав Ищенко рассуждает об итогах референдума по независимости Каталонии и путях разрешения конфликта.

Самой горячей европейской новостью остается подведение итогов референдума о независимости Каталонии. Экспертное сообщество говорит о различных вариантах развития событий: от мирных сценариев, где все проблемы будут решаться за столом переговоров, до попыток силового урегулирования конфликта.

Сами себе создали трудности

Если испанское правительство хотело создать себе проблемы с каталонским сепаратизмом, оно не могло поступать последовательней, чем действовало в сложившейся ситуации. Потому что по большому счету правительство само раздуло этот референдум и само получило результат 90%.

Путь переговоров с каталонским правительством и его председателем Карлесом Пучдемоном мог бы быть куда продуктивнее.

Допустим, референдум высказался за независимость. Но как жить дальше? Возникают вопросы. Как будем разводиться? И будем ли разводиться вообще? Или, может быть, будем создавать новое государство на основании сложившихся реалий? А может, жители вообще не проголосуют за независимость. Тогда, наверное, в ближайшие 10-15 лет проводить второй референдум уже нецелесообразно. Но вместо этого началось силовое давление.

И вот тут вступает в действие закон элементарный и действенный — почти как из школьного учебника физики. Любое силовое действие в политике вызывает равную по силе и противоположно направленную силу противодействия.

Пусть льется кровь?

Как же будут развиваться события? Полагаю, силовое противостояние — будет. Пока нельзя сказать, насколько радикальным и серьезным оно будет. Потому что бить дубинками и сажать в тюрьмы — это силовое противостояние, но и стрелять — тоже силовое противостояние. Пока что они находятся на стадии дубинок и тюрем. Если Мадрид не найдет пути перевода всей этой ситуации в переговорную плоскость (пусть с помощью Евросоюза, как угодно), дело дойдет до стрельбы.

Надо понимать и то, что Каталония отнюдь не находится в безвоздушном пространстве. Если Каталония отделится от Испании, в любом случае ей будет необходимо либо вступать в Евросоюз, либо каким-то образом выстраивать с ним отношения. Но можно точно сказать, что они не переориентируют все свои торговые потоки на Австралию или Новую Зеландию.

Очевидно, что надо будет собирать большую конференцию с участием Евросоюза (в качестве посредника) и вести переговоры. Как они будут себя вести — мне сложно сказать, потому что сейчас испанское правительство ведет себя, конечно, несколько лучше, чем генерал Франко, но в принципе в том же стиле. Если будет продолжаться так же — начнется стрельба.

Если линия на эскалацию противостояния будет продолжена, то независимо от того, хотят ли этого в Барселоне или в Мадриде, — рано или поздно ситуация обострится до предела. Всегда найдется каталонец, который возьмет охотничье ружье и начнет стрелять в гражданскую гвардию. Или найдется гвардеец, которому покажется, что ситуация слишком критична и угрожает его жизни. Он достанет оружие и начнет отстреливаться. А потом это все уже трудно будет остановить.

Подлинная проблема сейчас заключается в том, как остановить противостояние и перевести его в рамки переговорного процесса, сохранив таким образом хотя бы условную целостность Испании.

В Европейском союзе аналогичных ситуаций (когда есть проблема с местными сепаратизмами и автономизмами) свыше сотни. Достаточно одного толчка, и все это начнет сыпаться. Поэтому сейчас это уже проблема — не только испанская. Это проблема — европейская. Каким образом ситуацию стабилизировать, ввести ее в нормальный переговорный процесс и не допустить создания прецедента полусилового отделения? Каталония не признает, по сути дела, решения испанского правительства. А испанское правительство не признает решения каталонских парламентариев. А мы знаем, что бывает, когда стороны конфликта не желают вести переговоры. Киев тоже не хочет разговаривать с Донецком.

России не выгодно

Какова будет в этой ситуации позиция Российской Федерации: станет ли она поддерживать каталонских "борцов за независимость", может ли зайти речь о признании РФ каталонской независимости? Этот вопрос сегодня волнует многих. Но признавать пока что некого. Только что прошел референдум. А Россия придерживается принципа территориальной целостности.

Даже Абхазию и Южную Осетию Россия признала только после того, как произошла вооруженная агрессия Грузии. А до этого республики двадцать лет были непризнанными государствами. Я думаю, что Россия и дальше будет придерживаться такой же линии. Тем более что на сегодняшний день Каталония — не российская проблема. Это проблема Европейского союза.

Собственно, России нет особого резона приветствовать независимость Каталонии.

Россия — сама по себе федеративное государство, на территории которого проживает большое количество народов. Многие из этих народов имеют свои автономии. Некоторые из них стремились к независимости, даже воевали за нее. Поэтому для России прецедент такого рода тоже совершенно нежелателен. Потому что неминуемо возникнет вопрос: почему им можно, а нам нельзя.

Нынешняя стабильность в межнациональных отношениях, по мнению экспертов, материя весьма обманчивая.

В Советском Союзе тоже все было хорошо до определенного момента. Поэтому, с моей точки зрения, Россия тоже будет прилагать усилия к сохранению территориальной целостности Испании. Но сейчас Россия — скорее, наблюдатель, который примет свершившийся факт.

Теги:
Ростислав Ищенко, Каталония
Правила пользованияКомментарии



Главные темы

Орбита Sputnik

  • Художник-визажист Марк Кульер

    Британский гример, обладатель премии "Оскар" Марк Кульер приглашен для съемок очередного фильма киноэпопеи "Путь лидера" о Нурсултане Назарбаеве.

  • Архивное фото президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и премьер-министра Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова

    Глава Казахстана Нурсултан Назарбаев поздравил с днем рождения избранного президента КР Сооронбая Жээнбекова.

  • Флаг радикальной исламистской организации ИГИЛ

    Распространение религиозного экстремизма является главной угрозой для Узбекистана, считают свыше 60 процентов граждан республики.

  • Армянские военнослужащие на боевых позициях

    Парламент Армении продлил действие закона, освобождающего от ответственности граждан, не прошедших воинскую службу и вернувшихся в страну после 27 лет.

  • Командующий НВС Латвии генерал-майор Леонид Калниньш

    Действия России свидетельствуют о стремлении повысить свою обороноспособность, а не о желании укреплять экономические связи, считает командующий НВС Латвии.

  • Слева направо: Арсен Аваков, Эка Згуладзе, президент Петр Порошенко и  Михаил Саакашвили  в Одессе, архивное фото

    Отчего у Литвы есть повод задумать о дружбе с такими "демократическими" странами, как Украина, Грузия и Молдавия?

  • Президент Игорь Додон

    Референдум по отставке мэра Кишинева – это шанс, чтобы положить конец хаосу в столице, считает президент Молдовы Игорь Додон.

  • Тотальный диктант в Таллинне

    Столица Эстонии – единственный не российский город – лидирует в голосовании за право стать столицей Тотального диктанта.

  • Граница Южной Осетии с Грузией

    Комитет госбезопасности Южной Осетии напомнил гражданам, желающим посетить пограничную зону, о правилах въезда.

  • Художник-визажист Марк Кульер

    Британский гример, обладатель премии "Оскар" Марк Кульер приглашен для съемок очередного фильма киноэпопеи "Путь лидера" о Нурсултане Назарбаеве.

  • Архивное фото президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и премьер-министра Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова

    Глава Казахстана Нурсултан Назарбаев поздравил с днем рождения избранного президента КР Сооронбая Жээнбекова.

  • Флаг радикальной исламистской организации ИГИЛ

    Распространение религиозного экстремизма является главной угрозой для Узбекистана, считают свыше 60 процентов граждан республики.